Дикая карта Косова

«Если уж мы не можем выбирать себе врагов, давайте хотя бы выберем себе друзей», — в сердцах заявил министр внутренних дел Сербии Александр Вулин. Многозначительная фраза сорвалась с уст министра после того, как 12 мая Косово подало заявку на членство в Совете Европы. Этот невинный вроде бы шаг сразу же поднял уровень напряжённости на Балканах на несколько градусов.
Президент «частично признанной» республики, созданной американцами на территории, отторгнутой от Союзной Республики Югославия в ходе трёхмесячных «гуманитарных бомбардировок», Вьоса Османи утверждает, что Косово — это «воплощение демократии, прав человека и верховенства закона, являющихся ценностями, на которых основан Совет Европы». На Балканах, однако, придерживаются другого мнения: Косово — это жутковатый криминальный анклав, откуда по всей Европе расползаются наркотики и оружие, где торговали — а возможно, и торгуют до сих пор — человеческими органами и куда без очень большой необходимости лучше не заезжать.
А для сербов Земля чёрных дроздов (именно так переводится с сербского слово «Косово») — это ещё и незаживающая, кровоточащая рана. Там по-прежнему проживают около 100 тыс. сербов, хотя их число неуклонно сокращается: косовские албанцы запугивают и терроризируют славян, выживают их из домов, стремясь превратить Косово в мононациональное «государство». И вот такое «воплощение демократии» собирается стать полноправным членом Совета Европы да к тому же самонадеянно заявляет, что «каждое государство, которое искренне верит в ценности Совета Европы, поддержит членство Косова в этой организации».
Хотя сама по себе процедура может затянуться (сначала заявку должен одобрить комитет министров СЕ, затем пройдут консультации с ПАСЕ, а уж после этого начнутся переговоры между комитетом министров и правительством страны-претендента), в её благополучном для Приштины исходе сомнений мало. За принятие должно высказаться две трети стран — членов Совета Европы, а среди них достаточно государств, которые признали независимость Косова и не будут иметь ничего против его присоединения к «демократической семье».
Для Сербии это не просто пощёчина — это унизительный удар грязной мокрой тряпкой по лицу.
Страну, пережившую агрессию НАТО, годами заманивают в этот альянс — только скажи «да». Но подавляющее большинство сербов категорически против — и это неудивительно: память о бомбардировках 1999 года ещё жива. При этом членство в ЕС, с которым многие сербы связывают надежды на повышение уровня жизни, напоминает морковку, которой брюссельские бюрократы много лет машут перед носом Белграда, выторговывая всё новые и новые уступки и расплачиваясь одними лишь обещаниями. Но надо отдать Сербии должное: уступая хозяевам Евросоюза то в одном, то в другом вопросе, с двух ключевых позиций её руководство никогда не отступало. Сербия никогда не присоединялась к санкциям против России и не соглашалась признать Косово, отторгнутое у неё силой и сначала переданное под контроль международных миротворческих сил, а затем, в 2008 году, в одностороннем порядке объявившее о своей «независимости».
Отношения между Белградом и Приштиной удалось поправить только в последний год президентства Трампа, который назначил спецпредставителем по косовскому урегулированию Ричарда Гренелла — дипломата и разведчика, ярого противника демократического истеблишмента, который на протяжении двадцати с лишним лет держал на контроле все балканские дела.
Вашингтонское соглашение о нормализации экономических отношений между Сербией и Косовом стало одним из последних успехов внешней политики Трампа. И в Вашингтоне, и в Брюсселе у этого договора было много врагов, прилагавших серьёзные усилия, чтобы Белград и Приштина не достигли компромисса. В итоге, однако, Трамп и Гренелл переиграли «глубинное государство» и 4 сентября 2020 года соглашение было подписано. Среди прочих обязательств, содержащихся в этом документе, было и такое: Белград на год приостанавливал свои усилия по убеждению других государств отозвать признание Косова, а Приштина соглашалась не подавать заявку на новое членство в международных организациях в течение того же времени.
Вероятно, если бы Трамп остался в Белом доме на второй срок, это обязательство автоматически продлилось бы как минимум ещё на год. Но так как победу на выборах у Трампа украли, новая демократическая администрация рьяно взялась за «исправление» допущенных им «ошибок».
Первым делом Байден призвал Сербию и Косово нормализовать отношения… на основе «взаимного признания». Как будто не этот проклятый вопрос мешал наладить диалог между Белградом и Приштиной все последние годы! Но демократическая администрация ясно дала понять: им не нужна никакая «нормализация» без признания Косова. Кровавое дело, начатое демократом Клинтоном, должно было быть закончено во что бы то ни стало. Уродливый косовский гомункул, выращенный Пентагоном и Лэнгли на руинах уничтоженной Югославии, превратился в накачанного стероидами бандита, агрессивно задирающего соседнюю Сербию.
Через несколько месяцев после смены администрации в Вашингтоне одного из подписантов Вашингтонского соглашения, Авдуллу Хоти, сменил жёсткий ястреб Альбин Курти. Он сразу же заявил, что диалог с Белградом не является для него приоритетом, и быстро подтвердил свои слова делом. Новый премьер то запрещал въезд в Косово машин с сербскими номерами, то посылал в сербские города и сёла спецназ якобы для борьбы с коррупцией, то запрещал их жителям голосовать на референдуме и на выборах в Сербии. Каждый такой инцидент вызывал негодование в Белграде, но никаких реальных мер противодействия там не принимали — и потому, что боялись ответных шагов Приштины в отношении сербских анклавов, и потому, что поводок, конец которого находится в Брюсселе, всё время был жёстко натянут. Сербии не уставали напоминать, что если она хочет вступить в ЕС, то должна помнить: то, что позволено Приштине, не позволено Белграду.
Но заявка Косова на вступление в члены Совета Европы, кажется, переполнила чашу терпения сербских властей.
Президент Сербии Александр Вучич заявил, что своим демаршем Приштина «грубо растоптала, разрушила» Вашингтонское соглашение, и назначил на 13 мая заседание Совета национальной безопасности страны.
Ещё более жёстко высказался министр внутренних дел Сербии Александр Вулин: «Если Приштина станет членом Совета Европы, Сербия должна объявить о политическом нейтралитете — так же, как объявляют о войне». Вулин, который считается более радикальным политиком, чем осторожный Вучич, заявил, что голосование по просьбе Приштины о членстве в СЕ покажет, что члены Европейского союза на самом деле думают о Сербии. «Нам не нужно ждать ещё двадцать лет, чтобы узнать, хочет ли ЕС видеть Сербию в числе своих членов. Достаточно будет проголосовать или не проголосовать против приёма территории в организацию, состоящую из государств, — сказал министр. — Теперь у нас есть возможность увидеть, сколько стоит слово Соединённых Штатов».
Ни для кого не секрет, что с самого начала СВО на Украине США прилагают титанические усилия, чтобы заставить Белград присоединиться к антироссийским санкциям. Выдерживать такое давление нелегко — и в самой Сербии многие боятся, что Вучич, известный своей склонностью к «многовекторности», в конце концов всё же прогнётся под тяжёлой дланью Вашингтона. Сам председник (президент) Сербии 6 мая в своём обращении к нации предупредил, что Запад потребует от Белграда срочно признать независимость Косова, чтобы лишить российского президента важного аргумента в споре о юридической обоснованности признания ДНР и ЛНР. «Они знают, что разговор о правовом прецеденте не является наивным. Они говорят, что стремились предотвратить геноцид, — Путин тоже говорит, что стремился предотвратить геноцид. Аргументация не является слабой. Но весь Запад сейчас потребует от Сербии немедленно признать Косово, чтобы доказать Путину, что это не одно и то же и не является прецедентом», — заявил сербский лидер. Что же касается санкций, добавил Вучич, то «Сербия в вопросе введения санкций против России будет руководствоваться своими интересами».
После этого обращения многие эксперты забеспокоились: что если Вучич обиделся на Путина за то, что тот ссылается на пример Косова, и в качестве ответной «любезности» присоединится к антироссийским санкциям ЕС?
А тут ещё масла в огонь подлила вице-премьер страны Зорана Михайлович, назвавшая Россию «угрозой идее свободной и единой Европы». Активизировались и громкоголосые члены правящей Сербской прогрессивной партии, которые как на работу ходят в американское посольство за консультациями.
Один из таких «патриотов», Драган Шормаз, заявил: «Сербия должна быть частью современного, свободного, демократического, технологически прогрессивного евроатлантического мира. Всё остальное — ложь и обман. Граждане нас поймут. Выбор — между нашим местом в Европе и азиатским деспотизмом, где доминируют отсталость и бедность». Поэтому присоединение к антироссийским санкциям, по мнению Шормаза, в интересах самой Сербии.
Конечно, и МИД РФ, и посол России в Сербии Александр Боцан-Харченко не раз заверяли: Россия ни на миллиметр не отступала от своей позиции по Косову, она выступает за достижение Белградом и Приштиной взаимоприемлемого решения на основе резолюции СБ ООН 1244 и Москва примет только то решение, с которым будут согласны сами сербы. Но и с другой стороны — со стороны Вашингтона и Брюсселя — давление на Белград всё нарастало. Присоединение Сербии к антироссийским санкциям уже не казалось такой фантастикой, как полтора месяца назад, до президентских и парламентских выборов.
И тут в игре появилась дикая карта Косова.
«Либо Приштина будет наказана и остановлена, либо все увидят, что против Сербии разрешена любая ложь и что для сербов нет ни права, ни справедливости», — говорится в заявлении министра Вулина. Конечно же, никто не накажет и не остановит Приштину, за которой стоят демократы Вашингтона и бюрократы Брюсселя, — и министр это прекрасно понимает.
Заявка Приштины на членство в Совете Европы легла на политическую шахматную доску очень не вовремя для тех, кто хотел рассорить Белград с Москвой, и как нельзя более кстати для тех сербских политиков, которые искренне любят Россию и видят будущее своей страны в союзе с великой державой на Востоке. Именно это и имел в виду Александр Вулин, говоря, что если уж врагов Сербия не вольна выбирать, так давайте хотя бы выбирать себе друзей.

Точка зрения автора может не совпадать с позицией редакции.
© Автономная некоммерческая организация «ТВ-Новости», 2005—2022 гг. Все права защищены.
Сетевое издание rt.com зарегистрировано Роскомнадзором 14 августа 2020 г., свидетельство Эл № ФС 77-78993
Главный редактор: Симоньян М. С. Адрес редакции: 111020, Москва, Боровая улица, 3к1. Телефон: +7 499 750-00-75 доб. 1200 E-mail: info@rttv.ru
Политика АНО «ТВ-Новости» в отношении обработки персональных данных
Организации, признанные экстремистскими и запрещённые на территории РФ
Данный сайт использует файлы cookies

source