Светлана Астрецова: "Люблю делать то, что принято считать не кассовым и не модным"

В наши дни к писателям, поэтам и режиссёрам настоящий успех приходит, как правило, годам к тридцати, а то и к сорока. Светлана Астрецова свой первый полнометражный документальный фильм «Купец на все времена. Виртуальный музей Сергея Дягилева» сняла в 26 лет. За ним последовали документальный телепроект «Класс» об истории русского балета, и биографическая документальная лента «Вертинский. Одинокий странник».
Сегодня Светлану Астрецову смело можно поставить в один ряд с признанными мэтрами кинематографа. Помимо режиссёрской работы, она является членом Международной гильдии писателей и Экспертного совета Министерства культуры РФ по неигровому кино. Также на её счету два авторских сборника стихотворений — «По направлению к готике» и «Зеркальный лабиринт».
— Светлана, странно, что в наш век скоростей и цифровых технологий вы выбираете темы, связанные с прошлым, с историей. Почему так вышло?
— Моя любимая эпоха — это рубеж XIX-XX веков: Серебряный век в России и Belle Époque, если мы говорим о Европе. Период накануне мировых катастроф, время удивительного расцвета стиля, мысли, образности. Это касается не только литературы, но и изобразительного искусства, театра, музыки…
Мне вообще очень близка эстетика модерна и ар-деко. Если бы я могла выбрать, в какую эпоху родиться, я бы предпочла появиться на свет в 1880 году и умереть в 60-х годах ХХ века.
Потому что после 60-х «шоу пошло не так», искусство стало упрощаться, а из мира начала стремительно исчезать красота…
— Вы всегда хотели писать книги и снимать фильмы? Или были какие-то иные мечты?
— Я всегда мечтала заниматься искусством, а любовь к литературе и кино мне прививали с детства. Когда я была совсем маленькой, мама вместо колыбельных на ночь читала мне стихи русских классиков, иностранную поэзию в переводах. И, ещё не научившись разговаривать, я стала лопотать в рифму на непонятном языке. Писать и рисовать я начала в школе.
Будущие профессии выбирала осознанно, поступив в Институт журналистики и литературного творчества.
— Вы сами выбираете темы для своих картин?
— Кино для меня — в первую очередь самовыражение, возможность создать свою вселенную. Ведь каждый фильм — это слепок души, шанс показать свои сны другим людям. Я совершенно не умею снимать по заказу. Мне кажется, невозможно заниматься искусством исключительно за гонорар, ведь в таких случаях итог, как правило, плачевный.
Вообще неискренность — это худшее, что может случиться с «художником». В нашей жизни и так слишком много лжи и фальши, поэтому так хочется честности хотя бы в искусстве.
Я сама ищу темы для фильмов, это истории, которые меня захватывают, сочиняю сценарии, приглашаю героев. В ходе работы над последним фильмом об Александре Вертинском, я даже освоила профессию режиссёра монтажа, так сильно мне хотелось сделать фильм идеальным и абсолютно авторским.
— Мне кажется, работать над фильмами с исторической составляющей очень сложно. Как вы всё это координируете?
— Да, это непросто, но трудности меня привлекают. Вся организация лежит на мне. Я нахожу архивы, интересных рассказчиков, договариваюсь с локациями для съёмок. У меня есть постоянные коллеги, подрядчики, с которыми я работаю из проекта в проект, и есть люди, которые меняются.
Когда я работала над фильмом «Класс», договорилась о партнёрстве с Академией русского балета имени Агриппины Вагановой. В этом мне очень помог её ректор Николай Цискаридзе. Для съёмочной группы открыли все архивы, предоставили хронику, видеозаписи, разрешили провести съёмки в самой Академии на сцене Мариинского театра.
— Я знаю, что сейчас вы снимаете фильм про Булгакова. А можно вкратце — про что он?
— О Михаиле Булгакове снято немало картин. Как правило, в центре сюжета оказываются: история создания романа «Мастер и Маргарита», мистика в судьбе писателя, отношения со Сталиным, личная жизнь…
Но вот что удивительно — до сих пор никто из кинематографистов не исследовал тему «Булгаков и театр». А современники знали Михаила Афанасьевича в первую очередь как драматурга и «человека театра», слава романиста пришла к нему уже после смерти.
Мой фильм будет рассказывать о неизвестных страницах его «театрального романа». Но «спойлерить» сейчас не стану…
— У вас вышли два поэтических сборника — «По направлению к готике» и «Зеркальный лабиринт». Они очень атмосферные. Такое впечатление, что их автор живёт не в современности, а в далёком прошлом… Всё так и задумывалось?
— Как говорил герой фильма «Асса» Сергея Соловьева, «я живу в заповедном мире моих снов».
Я автор, живущий в своём воображении, которое рисует красочные фантазии и сюжеты из прошлых эпох.
Разумеется, это не Серебряный век в классическом понимании, это именно моё представление о нём. Хотя, возможно, мне просто нравится плыть против течения.
Я вообще люблю делать то, что считается не востребованным, не кассовым и не модным.
И если бы сейчас все увлеклись темой декаданса, наверное, я стала бы играть во что-то другое, Например, писать александрийским стихом или сочинять хокку.
— В вашем стихотворении «Сделка» герой готов продать душу дьяволу за славу и признание. А ведь если подумать, то все мы, творческие люди, в какой-то степени продаёмся?
— «Сделка» — это такой современный «Фауст». Герой Гёте продавал душу дьяволу за возможность вернуть себе молодость и упущенные возможности. А Фауст из моего стихотворения продаётся куда дешевле — за славу и успех. То, что мы совершаем ежедневно.
— Есть ли у вас сейчас какие-то планы на будущее? Может, уже есть темы для следующих проектов?
— Мне было бы интересно попробовать силы в режиссуре игрового кино. За время самоизоляции я написала сценарий экранизации романа Аркадия Аверченко «Шутка Мецената» и сейчас ищу финансирование на этот проект. А как документалист я мечтаю снять биографический фильм о Жане Кокто — это один из моих любимых авторов. К сожалению, в России его знают только как возлюбленного актёра Жана Маре и как сценариста фильмов «плаща и шпаги».
А ведь Кокто — это одна из ключевых фигур французского авангарда XX века. Этот человек в искусстве умел практически всё: был
Когда я впервые увидела его авторские фильмы — «орфическую трилогию» и прочла его стихи, у меня возникло чувство, что этот человек смотрел на мир моими глазами. Я словно отыскала брата и поняла, что больше не одинока.
Добавьте «Правду.Ру» в свои источники в Яндекс.Новости или News.Google, либо Яндекс.Дзен
Быстрые новости в Telegram-канале Правды.Ру. Не забудьте подписаться, чтоб быть в курсе событий.
Лидерам некоторых европейских государств, входящих в состав НАТО, не понравились взаимные шаги РФ и Запада по примирению без учёта их мнения, пишет WSJ.
Copyright © 1999-2022, технология и дизайн принадлежат ООО «Правда.Ру».
Материалы сайта предназначены для лиц старше 18 лет (18+).

Сетевое издание «Правда.Ру» эл № ФС77-72263 от 01 февраля 2018 года, выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Учредитель: ООО «ТехноМедиа».
Главный редактор: Новикова Инна Семеновна.
Электронный адрес: [email protected]
Телефон: +7 (499) 641-41-69
ООО «ТехноМедиа», 105066, Россия, Москва, ул. Старая Басманная, д.16, стр.3
Экстремистские и террористические организации, запрещенные в РФ: «АУЕ», «Правый сектор», «Украинская повстанческая армия», «ИГИЛ» (ИГ, Исламское государство), «Аль-Каида», «УНА-УНСО», «Меджлис крымско-татарского народа», «Свидетели Иеговы»… Полный перечень организаций, находящихся под судебным запретом в России, находится на сайте Минюста РФ
Наш сайт использует файлы cookies. Узнать больше, что такое cookies.

source