Ирина Мирошниченко: человеку трудно одному, он должен быть вдвоём с кем-то

«АиФ» побывал на проекте МХТ им. Чехова «Мхатовские пятницы», в рамках которого журналист и телеведущий Вадим Верник беседует с актёрами разных поколений. Мы выбрали самые интересные фрагменты из разговора с народной артист­кой РСФСР ­Ириной Мирошниченко.
– Мы с родителями жили в центре Москвы, на Тверском бульваре. У нас была крошечная комната в 9 м. Там стояли моя кровать, пианино, телевизор и огромное зеркало, перед которым я всегда вертелась. Брат спал в коридоре. Родителям негде было поставить дву­спальную кровать. Папа придумал выбить нишу, поскольку в этом сталинском здании были толстенные стены. И вот они с дворником Ваней начали «расширять жилплощадь». Ниша получилась кривая. Зато кровать уместилась.
И дом, и квартира до сих пор существуют. Когда через много-много лет меня попросили пройти с телевидением по местам своего детства, я долго добивалась разрешения на визит – там теперь размещается серьёзная организация. Оказалось, что в нашей бывшей комнате – медпункт. Но когда я вошла в этот пенал, покрашенный голубой масляной краской, сердце сжалось. Не могу передать это ощущение… Скажу одно: у меня было потрясающее детство – бедное, но чистое, в любви и в доброте. Послевоенное…
Публикация от О кино (@okino2020)
В трудовой книжке у моей мамы было написано: руководитель массовых мероприятий. Когда начинались новогодние ёлки в Колонном зале Дома союзов, мама уходила из дома в 8 утра. Я, ещё совсем-совсем маленькая, лежу в кровати, сонная. А она – надушенная, красивая, волосики курчавые. «Иришка, давай быстренько, я опаздываю!» Мама давала мне чашечку какао и кусок белого хлеба с плавленым сырком «Дружба». Он тогда только появился и считался настоящим деликатесом. Эта булочка с «Дружбой» на всю жизнь так и осталась для меня самой вкусной едой.
Когда подросла, я уже сама работала на ёлках в детском активе Колонного зала Дома союзов. Играла лисичку. И мне за это деньги платили! Позже лису – учительницу хитрологии я сыграла в фильме режиссёра Леонида Нечаева «Рыжий, чест­ный, влюблённый».

У Андрея Тарковского в фильме «Андрей Рублёв» я сыграла Марию Магдалину. Тарковский был одержимый человек. Гений. Хотя внешне обычный вроде бы. Но начинаем разговаривать – и ты видишь, что он будто светится. Очень нервный, дёрганый. И при этом убедительный. Он объяснял, к примеру, почему сцену распятия снимает в заснеженном Владимире – потому что распятие могло случиться где угодно, не только в жарком Израиле. Придумал эту снежную гору вместо Голгофы. Мы на снегу валяемся – и всё равно это Христос, и его распинают. И оплакивают. Три дня съёмок – три дня в снегу, в слезах, в стрессе. Но на экране эта сцена смотрится потрясающе. Батюшка из Валаамского подворья мне подарил феноменальную икону. Я сначала не поняла, кто на ней. Оказывается, это Мария Магдалина. Батюшка видел фильм «Андрей Рублёв» и объяснил: «Я очень люблю Тарковского, эту святую трудно увидеть, она редко где бывает, но я решил найти для вас эту икону». Так что у меня дома хранится маленькая икона Марии Магдалины.
Другой фильм, который сыграл большую роль в моей судьбе, – «Это сладкое слово – свобода!». Этот политический детектив режиссёр Витаутас Жалакявичюс снимал в Чили. Мне досталась главная роль – латиноамериканская девушка Мария. Фильм получил главный приз Московского кино­фестиваля. Но для меня не награда была важна, а роман, который случился тогда. И я вышла замуж за Жалакявичюса. (Первым мужем Ирины Мирошниченко был драматург Михаил Шатров. – Ред.) А ещё это стало переломным моментом в профессии. Я считала себя театральной актрисой, жила театром, выходила на сцену почти каждый вечер. А Жалакявичюс убеждал: «Надо начинать сниматься. У тебя огромные перспективы в кино!»
Не могу сказать, что я изменила театру, нет, театр – моя самая верная и постоянная любовь. Но меня манила и возможность покорить мир, став кинозвездой, – советские фильмы тогда покупали во всех странах. И я действительно объездила практически весь мир. Только очень коротко, 2–3 дня в стране – и домой. Один раз я полетела на Цейлон на один день! Сколько туда лететь, представляете? Прилетаю я, вечером выступаю, и утром обратно. Наш посол там очень расстроился, он культурную программу подготовил. «Я сейчас всё устрою», – говорит. Наивный! Позвонил он в театр заведующему труппой МХАТа. «Это посол Советского Союза, к нам приехала ваша актриса, мы расписали программу её пребывания на неделю». – «Передайте ей: если она не выйдет послезавтра играть в «Синей птице» Чёрного человека, она будет уволена. Всего вам доброго». И гудки короткие в трубке. Посол вытаращил глаза: «Кто это со мной так нагло говорил?» На следующий день я улетела. И сыграла Чёрного человека в «Синей птице». Дисциплина!
Одна из любимых моих ролей во МХАТе­ – Сарра в «Иванове» Чехова в по­становке Олега Николаевича Ефремова. У меня было много поклонников, которые писали письма. Одно письмо у меня валялось довольно долго нераспечатанным, потому что, если распечатал, надо отвечать, а ответить на все не получалось. Но однажды я его всё-таки открываю и читаю: «Вы дали мне возможность начать новую жизнь. Я собиралась разводиться с мужем. Мне казалось, у нас ушла любовь. В этот день я смотрела спектакль «Иванов». Настроение ужасное. И вдруг я вижу вашу Сарру, которая так любит Иванова. И я что-то поняла. Что, наверное, поступаю неправильно. Вернулась домой и смогла всё повернуть в другую сторону. Мы до сих пор вместе и счастливы. Спасибо вам большое!»

А ведь в спектакль я вводилась экстренно: у Кати Васильевой оказался сломан позвонок, ей должны были делать операцию. А театру надо ехать на гастроли в Венгрию. Мне сказали: немедленно вводись. Начинаю репетировать с Кешей Смоктуновским. Ефремов куда-то выходит, и Кеша начинает меня учить: «Ты неправильно играешь. Ты понимаешь, что такое любовь еврейской женщины?» – «Ну не знаю. Скажи!» – «Вот у меня Соломка. Жена моя Суламифь. Я живу с ней всю жизнь. Конечно, хулиганил – и выпивал, и гулял. И вот однажды всю ночь меня не было, возвращаюсь утром, весь не пойми какой. Моя Соломка во-о-от с такими глазами сидит меня ждёт. «Кеша, ты живой? Слава богу! Кеша, тебе хорошо было всю ночь, да?» – «Да, очень!» – «Господи, как я рада, Кешенька! Пойдём зав­тракать». Я начинаю думать: если бы мой муж так поступил? Ночь прогулял, утром пришёл. Как бы я его встретила? Собрала чемодан, поставила бы у двери – это я. А она вот так. И стала я всё это перекручивать, перестраивать образ, чтобы сыграть женщину, которая так любит, что готова умереть за него от любви. Это редкий образ – который Чехов в «Иванове» описал.
Кешу Смоктуновского я помню в самых разных ролях – у нас с ним было много постановок. И всегда у него были ледяные руки. Особенно когда заканчивался спектакль. Он очень нервничал. Потом у него случился инфаркт – сердце жгло очень. А у Ефремова были горячие руки. Помню, финал «Дяди Вани». С одной стороны стоит Ефремов, с другой – Смоктуновский. Я в центре. Две их руки держу. Одна как огонь, другая – холодная-холодная.
А если вернуться к кинематографическим планам, которые рисовал передо мной режиссёр Жалакявичюс… Конечно, мне этого очень хотелось, но как-то всё не сложилось. (Спустя несколько месяцев после свадьбы они развелись. – Ред.) Я думаю, это судьба специально по задумкам моим немножко ударила: мол, не надо улетать туда, куда не надо. И я осталась с театром. У меня 70 кинофильмов, но от многих больших ролей в кино я отказывалась – потому что прежде всего я театральная актриса.
У меня в репертуаре есть замечательная песня Алексея Гарнизова «Мы вдвоём». Человеку трудно одному, он должен быть вдвоём – с кем-то. Или с чем-то. Я счастлива, что есть мой зритель, что есть коллектив театра, вместе с которым я работаю. Так что мы вдвоём!
 
2022 АО «Аргументы и Факты» Генеральный директор Руслан Новиков. Главный редактор еженедельника «Аргументы и Факты» Игорь Черняк. Директор по развитию цифрового направления и новым медиа АиФ.ru Денис Халаимов. Шеф-редактор сайта АиФ.ru  Владимир Шушкин.
СМИ «aif.ru» зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (РОСКОМНАДЗОР), регистрационный номер Эл № ФС 77-78200 от 06 апреля 2020 г. Учредитель: АО «Аргументы и факты». Интернет-сайт «aif.ru» функционирует при финансовой поддержке Министерства цифрового развития, связи и массовых коммуникаций Российской Федерации.
Шеф-редактор сайта: Шушкин В.С. e-mail: karaul@aif.ru, тел. 8 495 783 83 57. 16+
Все права защищены. Копирование и использование полных материалов запрещено, частичное цитирование возможно только при условии гиперссылки на сайт www.aif.ru.
Докажите, что Вы не робот.
Эти несложные правила помогут Вам получать удовольствие от общения на нашем сайте!
Для того, чтобы посещение нашего сайта и впредь оставалось для Вас приятным, просим неукоснительно соблюдать правила для комментариев:
Сообщение не должно содержать более 2500 знаков (с пробелами)
Языком общения на сайте АиФ является русский язык. В обсуждении Вы можете использовать другие языки, только если уверены, что читатели смогут Вас правильно понять.
В комментариях запрещаются выражения, содержащие ненормативную лексику, унижающие человеческое достоинство, разжигающие межнациональную рознь.
Запрещаются спам, а также реклама любых товаров и услуг, иных ресурсов, СМИ или событий, не относящихся к контексту обсуждения статьи.
Не приветствуются сообщения, не относящиеся к содержанию статьи или к контексту обсуждения.
Давайте будем уважать друг друга и сайт, на который Вы и другие читатели приходят пообщаться и высказать свои мысли. Администрация сайта оставляет за собой право удалять комментарии или часть комментариев, если они не соответствуют данным требованиям.
Редакция оставляет за собой право публикации отдельных комментариев в бумажной версии издания или в виде отдельной статьи на сайте www.aif.ru.
Если у Вас есть вопрос или предложение, отправьте сообщение для администрации сайта.

source